Речь и мышление

Законспектируйте

В большинстве речевых функций проявляется теснейшая связь речи и мысли. Речь неотделима от мысли: «…речь есть процесс превращения мысли в слово, материализация мысли» (Выготский Л.С.Мышление и речь.- М.:Л., 1934.- С.311).

Очень важен переход с мыслительного кода на языковой.

В отвлеченном речевом мышлении важнейшая роль принадлежит понятиям, в которых обобщены существенные свойства явлений. Понятия обозначаются словами и словосочетаниями, в которых они обретают необходимую для общения материальную оболочку. Знание слов, обозначающих понятия, помогает человеку оперировать этими понятиями, т.е. мыслить. Овладение языковыми средствами: необходимым запасом слов и грамматических форм, механизмами словоизменения и словосочетания – создает предпосылки для дальнейшего усложнения познавательной деятельности, для развития мышления.

Известный психолог Н.И.Жинкин писал: «Речь – это канал развития интеллекта… Чем раньше будет усвоен язык, тем легче и полнее будут усваиваться знания». Знания – информационный материал мышления; только наличие богатого, разнообразного, личностно и социально значимого содержания может обеспечить успешное развитие и мышления, и речи человека.

Отождествление мышления и речи неправомерно. В каких-то отношениях мышление шире, чем речь, оно опирается не только на язык. Наряду с понятийным, логическим, речевым мышлением различают практическое, конкретно-действенное и наглядно-образное мышление. Мыслительные коды (пока) защищены от постороннего вторжения, которое могло бы угрожать субъекту.

Но в каких-то отношениях и речь шире мышления: она вариативна, она передает не только понятийное содержание, но и эмоции; она обладает выразительностью, достигаемой с помощью интонаций, пауз и пр.; она стилистически окрашена и социально дифференцирована – различаются литературная речь, жаргоны, просторечие, диалекты.

Работа мысли, усложняясь в связи с наблюдениями и другими видами познавательной деятельности, требует обогащения и усложнения речи: иными словами, мыслительная работа стимулирует речь. Но и обогащение речи, усвоение новых средств языка в свою очередь оказывает положительное воздействие на развитие мышления. Важно, чтобы новые языковые средства, которые усваивает человек, наполнялись реальным содержанием. Это обеспечивает связь мышления и речи. Например, ученик начальных классов употребляет в пересказе прочитанного слова́ зимородок, трясогузка. Он никогда не видел этих птиц, не знает их признаков, понятия не сформированы в его сознании, однако он бойко называет этих птиц в своем рассказе, не делая при этом никаких языковых ошибок. К.Д.Ушинский, называвший такие слова «словами-пустышками», считал все же, что такое «опережающее» усвоение слов полезно, так как оно вынуждает ребенка рано или поздно усвоить и понятие – наполнить слово содержанием. С этим мнением можно согласиться, не забывая, однако, и такого предупреждения И.П.Павлова: «Многочисленные раздражения словом, с одной стороны, удалили нас от действительности, и поэтому мы должны постоянно помнить это, чтобы не исказить наши отношения к действительности. С другой стороны, именно слово сделало нас людьми…» [Павлов И.П. Условный рефлекс//Избранные труды. – М., 1954. – С.325].



В речи мы формулируем мысль, но, формулируя ее, мы сплошь и рядом ее формируем. Иными словами, наблюдается обратное воздействие речи на мышление. Языковое оформление мысли не этапах подготовки к речевому высказыванию способствует большей четкости, ясности, стройности, последовательности самой мысли. Этому способствуют отработанные, отшлифованные многими поколениями формы языка – синтаксические структуры, морфологические формы, словообразовательные модели, стилистические фигуры. Поэтому языковое выражение мысли рассматривается не только как упорядочивание, структурирование аморфной мысли, но и как средство умственного развития.

Распространенной точкой зрения в современной лингвистике является та, что языковые единицы относятся к речевым единицам как язык к речи, психическое и психофизическому, сущность к явлению, общее к частному, абсолютное к конкретному, возможное к действительному. Все это можно свести к отношению: инвариант – вариант. Именно это легло в основу разделения единиц на языковые (термины с суффиксом – эма-, то есть эмичного уровня, и речевые: фонема - звук, морфема – морф, лексема – слово, предложение (структура) – высказывание (фраза), значение – смысл. На основе противопоставления языковых и речевых единиц возникли такие понятия, как синтаксическое и актуальное членение предложения, глубинная и поверхностная структура.

Разграничение языка и речи очень полезно и в теоретическом, и в практическом плане. Без учета этого соотношения не могут быть решены многие лингвистические проблемы: развитие языка (он не только порождает речь, но и подпитывается ею), теория формирования лексических значений, лексико-семантических категорий - синонимии, антонимии, энантиосемии).



Разграничение языка и речи очень важно при обучении родному или иностранному языку. В зависимости от того, чему собирает учить учитель – языку или речи, - зависит выбор методики преподавания. В последнее время все чаще обучают через текст, т.е. идут от речи, речевого произведения, предоставляет учащимся самим доходить до структуры языка.


1.4. Язык как система. Уровневый принцип описания языка. Системные и несистемные явления в языке. Система и норма.


1311223121217449.html
1311346515651916.html
    PR.RU™